Fioletovaya
...Пусть другой гениально играет на флейте, Но еще гениальнее слушали вы. (c) А, Дементьев
Прошлым летом прочитала книгу, отзыв написала в октябре и только сейчас нашла время скопировать из книги цитату, так понравившуюся мне. Собственно, ради нее я и затеяла написать отзыв.

Итак, далее пара слов от меня по поводу Retro-детектива Далии Трускиновской "Скрипка некроманта" и плюс большая цитата.

13.10.2011
Четверг

Давно я ничего не писала о прочитанных книгах. Да, читаю я катастрофически мало, но, надеюсь, что это всего лишь кратковременный период в моей жизни.
Итак, из последнего случайно прочитанного, у меня «Скрипка некроманта» Далии Трускиновской. Такого автора встречаю впервые. Книжка уже давно лежала на тумбочке на даче. И вот настал момент, когда захотелось почитать, а кроме этого ретро-детектива ничего и нет. Пришлось начать, а там уже и затянуло.
Сюжет вертится вокруг пропавшей скрипки. Действие происходит в начале 19 века (точную дату лень искать), как раз в новогодние праздники и несколько дней после.

«На Рождество в Ригу приглашают артистов-гастролеров, которые дают концерты в доме Черноголовых. Среди артистов присутствует юный итальянский скрипач-вундеркинд Николо Манчини - странный, болезненный мальчик, которого нещадно эксплуатирует родной отец.
Во время приема пропадает очень дорогая скрипка работы мастера Гварнери, которую вундеркинду дал на время гастролей, но отнюдь не подарил, богатый меценат. Поисками инструмента занимается Иван Андреевич Крылов. Ему, как всегда, помогают воспитанница княгини Маша Сумарокова, химик Давид Иероним Гриндель и физик Георг Фридрих Паррот. Естественно, вором оказывается самый неожиданный персонаж, а удается это установить при помощи... аптекаря. Но скрипка к музыканту не возвращается - ее отправляют хозяину дипломатической почтой
».

Первые страницы читались безо всякого интереса. Даже и не знаю, что отвлекло от мысли вернуть книгу на тумбочку. Очень путалась, кто такой Маликульмульк, если ГГ должен быть Иван Андреевич Крылов? И почему внезапно просыпается его вторая сущность –Косолапый Жанно? Только на второй трети книги меня внезапно заинтересовал сюжет. Чем-то напомнило Брусникина. Хотя, безусловно, если выбирать к прочтению между «Скрипкой…» и «Девятным спасом», я бы выбрала последний.
На мой взгляд очень удачно выбрано время повествования. Только были ли соблюдены все реалии? Да собственно это и неважно. Развязка тривиальна, но движение к ней наполнено неожиданными действиями, появлением новых персонажей, да и рассуждения мне пришлись по душе. Теперь интересно прочитать ее предыдущий «блистательный роман» "Ученица Калиостро".
Обычно, если я пишу о чем-то, следовательно, это что-то либо мне совсем не понравилось, либо наоборот, совпало с моим видением мира или же разъяснило давно мучавшую меня мысль. Из этого произведения в душу мне запал диалог ГГ И.А. Крылова, или Маликульмулька, и его закадычного друга физика Георга Фридриха Паррота:

- Знаете, Крылов, - сказал Паррот. – Вы – еще одно подтверждение теории, по которой люди делятся на родителей и бездетных. Человек с этим рождается, как если бы на нем поставили клеймо. Бывает, что прирожденный родитель почему-то оказывается без детей, и тогда часть его души, ответственная за родительство, ищет и находи какие-то возможности. Бывает, что у бездетного мужчины оказывается несколько человек детей, но заботиться о них он не в состоянии, я сам это наблюдал. И винить его трудно – у него словно бы нет органа, отвечающего за такую заботу. Если применить к этому систему Линнея, то родители и бездетные – это два разных подвида Homo sapiens….
— Никогда об этом не задумывался, — ответил Мали-кульмульк. — Вы, очевидно, по своей природе родитель. Вы даже со взрослыми людьми умудряетесь вести себя, как родитель.
— Да. У меня два сына, — не обращая внимания на подпущенную шпильку, согласился Паррот. — Я их не балую, но при нужде я всегда способен их защитить, и они это знают. Вот в этом — разница. Человек бездет¬ный не способен защитить своих детей — да вряд ли и кого другого тоже. Он по своей сути — подросток, он до седых волос бунтует против старших, рвется на свободу, ниспровергает авторитеты, беспокоится за будущность человечества. Он мыслит категориями вселенскими, для него дитя в колыбели — досадная помеха в борьбе за благо всей вселенной и за всеобщую справедливость. Главным образом эти подростки —мужчины, но я видывал и жен¬щин такого сорта. Неприятное, скажу я вам, зрелище. Особенно неприятно, когда они сбиваются в стаи — вон, во Франции именно это и произошло.
— Родитель отличается от бездетного только способ¬ностью защитить? — спросил сильно недовольный этой беседой Маликульмульк.
— Это — признак родителя, если угодно. Родитель желает жить в таком обществе, которое обеспечивает защиту детям, даже если при этом ущемляются какие-то его права. Бездетный — в таком, где он волен творить, что в голову взбредет. Некоторые бездетные люди, впро¬чем, находят своим способностям более достойное при¬менение, чем орать на площадях о свободе, равенстве и братстве. Таков наш друг Гриндель. Да, он — бездетен, он всю жизнь будет подростком, для кого главная святыня — наука. И я, пока жив, буду беречь и охранять его...
иг Нет, Паррот, нет! Я тоже родитель! — воскликнул Маликульмульк. — Я братца своего вырастил, Льва! Ког¬да мы матушки лишились, мне семнадцать было, ему — де¬вять... тятенькой меня звал, по сей день зовет!.. А он уж служит в Орловском мушкетерском! Он ныне вернулся из итальянского похода, я сразу после Рождества письмо от него получил... я ему деньги посылаю... вот, в декабре пятьдесят рублей послал...
Тут он смутился — говорить об этом и упоминать какие-то рубли не стоило, и строгий взгляд Паррота без¬молвно не одобрил сию нелепицу.
— Вам хочется быть родителем? — подумав, спросил Паррот, но как-то неуверенно.
— Да... нет... я, право, не знаю... я понимаю, что не¬обходима женщина, но какая-то сила мешает мне сделать выбор, мешает даже попытаться, мешает увидеть то хо¬рошее, что, скорей всего, есть в моих знакомых женщи¬нах... я не в состоянии что-то в своей жизни изменить, а такой, каков я есть, со своими привычками, я счастье женщины не составлю... и гордиться ей будет нечем...
— Подросток, — кратко и четко определил Паррот. —-Я не упрекаю вас, на все воля Божья. Может, и вы, как Давид Иероним, найдете чем занять свою душу без вреда для человечества...
— Подросток, — повторил Маликульмульк и перевел на русский: — Недоросль...
Но нет, недоросль — иное. Не его имел в виду физик. Подросток —• тот, кому хочется стать взрослым, но он не может никак, хотя и лезет во взрослые дела с неслыхан¬ной отвагой.
Он мой друг, но он нуждается в присмотре, — по¬молчав, сказал Паррот. — Подросток легко становится орудием в руках людей, умеющих с ним задушевно по¬говорить. Он хочет верить в то, что мир к нему добр... Не доводилось ли вам, Крылов, побывать инструментом в руках авантюристки? Подросток — превосходный музы¬кальный инструмент, вроде скрипки Гварнери дель Джезу, и нужно внимательно следить, кто и для чего желает испол¬нить на нем свою мелодию...


В общем, такую книжку можно почитать тем, кто хочет прочитать детектив, где время действия Россия 19 века. Сразу надо иметь в виду, что развязка будет понятна буквально с первых строк. Чем дальше по тексту, тем больше доказательств будет появляться в поле зрения читателя. Тем не менее разговоры, мысли, рассуждения героев очень интересны. Появление случайного персонажа внесло некую сумятицу и подогрело интерес. Еще один минус – это жирный рефлексирующий главный герой. Но его тоже можно понять. Он в сущности еще ребенок и вряд ли уже вырастит. Книга «улетела» у меня за пару дней. Очень легко читается.

@темы: чтение, цитаты, прочитано